Можно ли начать с подмастерья ювелира, а потом стать королем ювелирной империи? Дойти до вершины с самых низов, как это бывает в книжках и фильмах? Луи-Франсуа Картье доказал, что да. Конечно, при наличии труда и таланта. Из его рук покупали изделия особы голубых кровей. Одна только королевская семья приобрела около 150 украшений. Слава Картье шла впереди него, а имя стало брендом.

Сейчас же Сartier — это не просто имя, а старейший ювелирный дом. Это 14 компаний, выпускающие предметы роскоши: часы, ювелирные украшения, парфюмерия и аксессуары. А началось все со случая…

Ученик ювелира

В 1819 году в семье мастера пороховых рожков родился Луи-Франсуа Картье. С ранних лет мальчика тянуло изображать прекрасное, он рисовал всё, что видел. Отец мальчика принял решение отдать его в подмастерья ювелиру из Парижа Адольфу Пикару. Юнец поражал своим трудолюбием и вкусом настоящего художника, а потому ювелир без сожаления научил его всему, что знал сам. Мать в затею не верила, считала, что порох, в отличие от золота, нужен всем. Женщина надеялась, что сын одумается и будет продолжать дело отца. Но её надеждам не суждено было сбыться.

Счастливая случайность или закономерный успех?

В 1847 году, когда Картье было 26 лет, он начал работать сам, выкупив мастерскую у своего учителя. Потребовалось 6 лет, чтобы открыть вторую лавку в Париже. Но не прошло и двух недель, как в эту лавку зашла дама, которая купила три изящные брошки. И только потом Картье узнал, что это была графиня Ньеверкерк. Пораженная великолепием украшений, она по-женски поделилась открытием со своими подругами — императрицей Евгенией (женой Наполеона III) и принцессой Матильдой. Надо ли говорить, что это была лучшая реклама? Клиентами ювелира стали представители высшего света, а сама королевская семья приобрела около 150 изделий мастера, сделав ювелиру имя.

Ювелир королей – Луи-Франсуа Картье!

Но Картье не ограничивал себя созданием украшений, он изготавливал и изящные флаконы для духов, и уникальные сумочки, и сверкающие пряжки. При виде такой красоты рука так и тянулась к кошельку, а европейские королевские семьи стремились заполучить роскошные изделия мастера.

Луи Франсуа как истинный художник не повторялся, что было очень важно для придворных дам. Кому захочется прийти на бал и увидеть такую же брошь на сопернице?

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Cartier Official (@cartier)

Ценили ювелира и за смелые эксперименты. С легкой руки Картье в волосах прекрасных женщин запорхали бриллиантовые бабочки, а дикие скарабеи засияли на воротничках вельмож.

Работать только с золотом и серебром ему было скучно, и он стал использовать в ювелирных украшениях платину. Первый в мире! И это стало еще одной «фишкой» мастера, ведь платина в силу прочности может выдержать больше камней. А значит, фантазию художника ничего не ограничивает — впрочем, как и цену украшения. От такой роскоши начинала кружиться голова у обладательниц таких изделий, у тех, кто находился рядом и у тех, кто за них платил.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Cartier Official (@cartier)

Талант по наследству

Луи Франсуа работал с сыном Альфредом, трепетно передавая ему все свои наработки и знания. Позже, в 1874 году сын встал «у руля» компании. Время для бизнеса выдалось непростое, как раз в эти годы буржуазия сменила аристократию, что привело к разорению многих фирм. Альфред делал все, чтобы сохранить предприятие отца, сделав ставку на традиционное качество, он показывал всем — дела в его фирме идут хорошо и стабильно. И это сработало! В 1989 году новый салон открылся в одном ряду с самыми знаменитыми магазинами на улице Ла Пэ.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Cartier Official (@cartier)

Сыновья Альфреда – Луи Жозеф, Пьер Камилл и Жак Теодуль, пошли еще дальше и сделали бренд своей семьи мировым. Пьер и Жак занялись «раскруткой» бренда. Первый стал налаживать бизнес с Россией и США. Ему даже удалось получить заказ от Николая ll, и сделать фирму официальным поставщиком украшений Российского двора. Но вот открыть магазин не позволила конкуренция с Петером Карлом Фаберже. Благодаря Пьеру о Картье узнали и в высших светских кругах Америки. Целью Жака стали страны Персидского залива и Индия. Там он убедил многих богачей в том, что аналогов у фирменной платиновой оправы нет.

Ювелир королей – Луи-Франсуа Картье!

Луи Жозеф же пошел по стопам деда и отца. Он остался верен роскоши 18 века, и ему было что противопоставить набиравшему обороты модерну. Стиль времен Людовика ХVI, позволяющий скрыть крепления между камнями, пришелся кстати и изделия пользовались огромным спросом. Луи Жозеф заочно учился искусству эмали у самого Фаберже. Его самая знаменитая работа – кольцо «Тринити», состоящее из трех колец белого, желтого и красного золота. Как и дед Луи ломал стереотипы. Например, он первым изготовил мужские наручные часы. До этого ремешок с циферблатом считался женским аксессуаром. Тогда Cartier и стали сотрудничать со швейцарскими часовыми компаниями.

Ювелир королей – Луи-Франсуа Картье!

Мировое признание

О настоящей известности и популярности можно говорить тогда, когда появляются подражатели. Что ж, у драгоценностей компании более чем достаточное количество поклонников, чтобы появился спрос на дорогие копии и подделки бижутерии фирмы. Надо ли говорить, что сейчас у ювелирной компании имеются представительства и торговые точки по всему миру. В России неповторимые украшения можно найти в Москве, Питере и Екатеринбурге.

Ювелир королей – Луи-Франсуа Картье!