Левый глаз Росси де Пальмы – нежного морского цвета, правый глаз – яркого орехового оттенка. Асимметричность ее черт вживую мягче, чем кажется на экране, ее удлиненный нос более с картин Модильяни, чем изобразил бы Пикассо. Тем не менее, ее внешность такова, что она не может войти в комнату, не будучи замеченной. В то время как я жду ее в зеленой комнате Британского института кино в тихий будний день, о ее скором приезде в фойе объявляют студенты-кинематографисты, которые, когда она проходит мимо, приветствуют ее аплодисментами. Она статная, на высоких каблуках, с малиновыми ногтями в тон живописным узорам на шелковой рубашке, которую она носит, в облегающем платье. Большие золотые серьги  сверкают под кожаной шляпкой.

«Обольщение – это прекрасно, но быть женщиной – это гораздо больше»

Дверь открывается, и заходит сам Альмодовар, чтобы поприветствовать свою музу. Это сезон Альмодовара в Британском институте кино. Альмодовар аккуратно одет, в кроссовках, кожаный пиджак на молнии, руки в карманах джинсов. Даже с его ореолом белых волос, Де Пальма, на каблуках и в шляпе, возвышается над ним, когда они разговаривают.

Де Пальма будет 52 в следующем месяце. «Но я чувствую 25 внутри. И какая разница? Я здорова, я благодарна за это, потому что это самое главное. И если у вас есть любопытство, если вы все еще можете быть поражены людьми и восхищены прекрасным цветком, если вы все еще думаете о фильмах, которые хотите посмотреть, и поэмах, которые хотите написать, то какая разница?»

Подростком на Майорке — урожденная Роза Элена Гарсия Эчаве, она удочерила свой родной город как сценическое имя – она и восемь друзей образовали панк группу, названную Peor Impossible. «Это значит «худшее из возможного». Мы называли себя так, чтобы каждый, кто приходит к нам, если ему это не нравится, не мог жаловаться. Мы можем сказать: «Мы сказали тебе, что мы худшие!» Мы были очень театральны, очень спонтанны».

Далее она переехала с группой в Мадрид, где познакомилась с Альмодоваром в кафе. Она работала моделью как своего рода хобби, ее незаурядная внешность чрезвычайно эффектна. «Мадрид сейчас совсем другое место, чем был в 80-е годы, конечно же. Но в нем все еще есть нечто хаотичное, в хорошем смысле этого слова. Как и Нью-Йорк, это очень сильное место».

Никогда не планируя свою карьеру, она смеется над идеей, что у нее может быть стратегия, что делать дальше. «Я всегда чувствовала себя аутсайдером, но я очень счастлива, – говорит она. – Я  бы с удовольствием снялась в боевике! Да, да, я могла бы сниматься во всех кунг-фу! Ха-ха!» (Она показывает в этот момент несколько движений кунг-фу. Выглядит чудесно).

Время интервью закончилось, и она встала, чтобы обнять меня. Она невероятно пахнет, и я делаю ей комплимент. «Это мой собственный аромат, я его сама создала. Обольщение – это прекрасно, но быть женщиной – это гораздо больше».

С более подробной информацией можно ознакомиться на сайте