Кэролайн Шойфеле — президент Chopard, часовой и ювелирной компании, которой управляет ее семья на протяжении 150 лет. Как руководитель женских коллекций и ювелирного ассортимента, она сделала Каннский кинофестиваль ослепительной сценой для шедевров своего бренда, чтобы каждый год демонстрировать новую коллекцию произведений на заказ. Во времена ее руководства компанией произошел подъем китайского рынка и появились социальные сети. Главный редактор сайта LUX Дариус Санаи посетил ее в Женевском офисе Chopard, чтобы обсудить ведение бизнеса в Пекине, внедрение инноваций и то, что лучшие идеи приходят под дождем.

LUX: Мы только что посмотрели на ателье, где вы создаете свои утонченные произведения, и что меня поразило, так это креативность этих уникальных вещей. Становится ли Chopard более креативным или всегда было так?
Кэролайн Шойфеле: Я думаю, что Chopard всегда был известен как один из самых креативных на рынке часов и ювелирных изделий. Но за эти годы произошла большая эволюция — особенно за последние 10 лет, когда я начала представлять коллекцию «Красная дорожка», которую мы ежегодно выпускаем в Каннах. Мы начали с 60-летия, поэтому, как ни странно, я сказала, что мы сделаем 60 специальных украшений, и каждый год мы добавляем один, так что теперь у нас 71.

Это большая проблема для производства. За последние 10 лет произошла большая эволюция и, может быть, даже революция в ювелирных изделиях высокого качества, потому что мы начали много работать с титаном, а теперь даже с керамикой и алюминием. В результате вы получите совершенно иной внешний вид, чем если бы вы работали только с золотом. Лично я люблю носить большие серьги, и поэтому мы начали с титана, потому что обычно большие серьги очень тяжелые из-за золота, и хуже нет, чем когда вы обедаете и видите женщину, снимающую свои серьги, потому что ей больно.

Это также практическая сторона, если вы используете титан — как на больших орхидеях в коллекции этого года — они похожи на перья. И теперь мы можем покрасить титан, что мы не можем сделать с золотом. Когда мы начали, мой отец сказал: «Что ты делаешь?» Я сказала: «Нигде не написано, что бриллианты должны быть в золоте». Просто исторически так сложилось.

LUX: Вас вдохновили Ваши недавние путешествия?
Кэролайн Шойфеле: Да, я много путешествую. Я только что вернулась из двухнедельной поездки в Китай, что всегда очень вдохновляет. Есть много вещей, которыми вы можете вдохновиться в древней архитектуре, цветах или музыке. Но нет такого момента, когда вы говорите: «Хорошо, сегодня я собираюсь сесть и проявить творческий подход». Так не бывает. Но это часто случается, когда я путешествую, и это хорошо, потому что я всегда возвращаюсь домой с идеями, а новые идеи всегда нужны. Я люблю архитектуру. Я думаю, что если бы я не делала то, что я делаю с семьей, я бы, вероятно, занялась архитектурой.

LUX: Когда Вы путешествуете, нужно ли заставлять себя выходить из обычного маршрута, чтобы получить вдохновение?
Кэролайн Шойфеле: Я сражаюсь со своей командой, потому что на этот раз я, например, два дня была в Сиане, древней столице Китая, где у них был первый Император, и очень близко к Терракотовым Воинам. Я сказала: «Несмотря ни на что, я иду туда. Пожалуйста, внесите эти два часа в мою программу». И, как всегда, моя команда говорит: «Нет, нет, ты должна сделать это…». Я была в Китае пять раз за прошлый год, и я до сих пор не видела Великую Китайскую стену.

LUX: Для каннских уникальных произведений это действительно карт-бланш? Вы создаете все, что хотите, и клиенты покупают?
Кэролайн Шойфеле: Это в значительной степени карт-бланш. У нас есть тема, но мы не ограничены.

LUX: Вы беспокоитесь, что изделия не будут проданы?
Кэролайн Шойфеле: Нет… у нас есть хорошие клиенты, которые очень привязаны к бренду, и они могут увидеть их до Канн. И тогда у нас могут быть другие клиенты, которые хотят украшения, но мы делаем только один экземпляр.

LUX: Китай прошел путь от нуля к самому большому рынку в мире за последние 15 лет. Как вы зарекомендовали себя как бренд? Потому что ранее они не знали Chopard.
Кэролайн Шойфеле: Мы начали с некоторых агентов, и теперь мы сами управляем в Китае, у нас есть собственный офис в Шанхае, еще один в Пекине и большой в Гонконге. Сперва это были часы, но теперь китайцы открыли для себя и наши фирменные украшения. У нас есть супруги китайских послов, и когда они надевают что-то, на следующий день это может быть распродано. Они очень знамениты, это всё попадает в социальные сети. Китай такой большой. Когда вы едете в такой город, как Пекин, это 22 миллиона человек, почти в три раза больше Швейцарии. Такие разные размеры. В прошлый раз я встретила очень милую успешную даму, которая занимается семейным бизнесом, но у них 320 000 сотрудников – вот и весь город Женева!

LUX: Вы должны лично посещать Китай, верно?
Кэролайн Шойфеле: Да, они ценят встречи с семьей. Им нравится личное взаимодействие. У нас была выставка на роскошной ярмарке в Хайнане, и мы напечатали книгу на китайском языке. Я дала ее той даме, и на следующее утро она знала все в книге, она прочитала все, вероятно, подобная история не произойдет в Америке.

LUX: Восприятие роскоши меняется в Китае?
Кэролайн Шойфеле: Некоторые бренды были очень популярны в самом начале, когда Китай только открылся, а теперь некоторые люди в китайской элите выбирают особенные бренды, потому что это более шикарно или менее доступно. Я встретила очень интересного профессора из Пекинского университета, который рассказывал о Китае, о том, как все быстро меняется. За последние три года 100 миллионов человек перешли из категории бедных в средний класс, но в следующие шесть лет их будет еще на 300 миллионов больше. Они ставят перед собой цели и достигают их.

LUX: Потребители во всем мире менее лояльны к брендам, это является проблемой?
Кэролайн Шойфеле: Это не проблема, это возможность. Это также стимулирует нас быть более инновационными, более креативными. И быстрыми.

LUX: Скорость — это преимущество, потому что Ваша компания семейная?
Кэролайн Шойфеле: Это преимущество, потому что если что-то срочно, мы можем сделать все быстро, решить по-семейному. Также мы можем что-то приостановить и сказать: «Теперь мы делаем это обручальное кольцо, потому что их помолвка послезавтра». А в других компаниях сложнее. Им надо подписи 10 человек еще до того, как они начнут проектировать, а мы уже сделали часть работы.

LUX: Изменились ли вкусы во всем мире за последние несколько лет?
Кэролайн Шойфеле: Да, ювелирные изделия стали более демократичными в том, как женщины их носят. Идет смешение цветов, смешение оттенков золота. С красивым бриллиантовым кольцом вы можете надеть джинсы, вам не нужно носить его только с длинным платьем. Поэтому я думаю, что да, изменились.

LUX: Я могу быть совершенно неправ, как посторонний, но мне кажется, что ювелирные изделия раньше делались мужчинами и покупались мужчинами для женщин, а Вы – женщина, Ваши клиенты – женщины.
Кэролайн Шойфеле: Женщины и мужчины. Все. Я иногда звоню мужчине и говорю: «У Вашей жены приближается день Рождения, надеюсь, Вы не забыли об этом!» Но да, раньше ювелирные украшения всегда были чем-то, что ожидали получить в подарок. В то время как некоторые женщины тратили легко, они ходили по магазинам дизайнерской одежды и без проблем тратили 10 000, 20 000 долларов, но купить себе красивое кольцо с бриллиантом было не так уж привычно. Я думаю, что теперь многие женщины независимы, они зарабатывают свои собственные деньги, они также покупают свои собственные украшения, они все еще могут быть в браке, но им говорят: «А, это новое?» — «Да, я купила это для себя». Также покупки изменились с появлением интернета.

LUX: Это становится все более и более важным?
Кэролайн Шойфеле: Мы должны работать со всем. Я все еще люблю журналы, я не тот, кто может читать книги на iPhone. Мне все еще нравится прикасаться к бумаге, но, возможно, я не очень молодое поколение… Я все еще думаю, что есть разница. Многие люди сначала изучают информацию в Интернете, а затем отправляются в магазин, совершая непосредственно покупки. Итак, цифровая сторона важна. Как вы представляете свою компанию в интернете. Я думаю, что всегда будут магазины. Но люди, которые продают, должны быть лучше. Это не хорошо, когда клиент знает о бриллиантах больше, чем продавец.

LUX: Важно ли для Ваших клиентов решение в этом году использовать только продукты Fairmined?
Кэролайн Шойфеле: Я думаю, что это определенно привлекает молодое поколение, потому что сегодня они гораздо более внимательны к планете, к ответственности. На днях я обедала с подругой, и вошел ее сын. Мы говорили о теннисных туфлях, и он сказал: «Мама, нет, нет, ты не можешь купить этот бренд. Это не хорошо, потому что они используют детей». И мать сказала: «Ах». Малышу шесть лет. Так что у них информации намного больше, и я думаю, что мы все должны заботиться о планете.

LUX: Вы познакомились с женщиной-шахтером, которая добыла алмаз, купленный Вами в Ботсване, алмаз Калахари. Важны ли для Вас расширение прав и возможностей женщин?
Кэролайн Шойфеле: Это важно. И красота Калахари в том, что женщина нашла его, и это было в воскресенье. Для меня это был уникальный опыт, потому что я действительно следила за всем от А до Я — от шахты до огранки и дизайна. Мы сделали презентацию в Париже, пригласили женщину, которая нашла камень, на нее. Она никогда не выезжала из деревни, поэтому им нужно было получить паспорта и визы, и она приехала с сыном, а затем они отправились в Версаль. Они были там одну неделю, и в Версале сын сказал: «Это лед?» Потому что это был первый раз, когда он видел снег. Так что это было хорошо, это было на самом деле хорошо.

LUX: Вы получаете вдохновение для своих следующих идей в самых неожиданных местах?
Кэролайн Шойфеле: Да, так бывает. Однажды мы арендовали лодку, и нам очень не повезло, потому что в течение целой недели шел дождь, и что вы делаете? Вы смотрите фильмы, вы едите, вы читаете больше, вы слушаете музыку. И я оглядывалась вокруг, думая: «Как важно солнце!» Настроение упало, и тогда у меня появилась идея сделать коллекцию Happy Sun. Я разработала ее под дождем.

Более полная информация на сайте